Рюрик — солевар из Старой Руссы

Рюрик — солевар из Старой Руссы

Сообщение vijr » 19 янв 2015, 17:07

Генрих Иосифович Анохин. Выдвинул гипотезу происхождения государства на Руси (Рюрик — солевар из Русы). Имеется ввиду наш город Старая Русса?
Источник
Анохин Г. Рюрик – солевар из Русы.//Генрих Анохин/ «Мир путешествий». – 1995. - №5. – С.9-13.

ЧТО ПИСАЛИ МОИ КОЛЛЕГИ О ВАРЯГАХ


Нет в истории России вопроса, который не вызвал бы столь продолжительные, ожесточенные споры и который не волновал бы так каждого гражданина родного отечества, как вопрос о том, откуда есть пошла земля русская, кто такой Рюрик и его «варяги»?

Эти сражения на ниве науки начались более двух с половиной столетий назад, после того как профессор Санкт-Петербургской Академии наук немец Т. 3. Байер (1694—1738), вовсе не знавший русского языка, тем более древнерусского, в 1735 г. в трактате на латинском языке высказал мнение, что древнерусское слово из летописей — «варяги» — это название скандинавов, давших государственность Руси.

В поисках соответствующего термина в древнесеверных языках Байер нашел, однако, лишь единственное приближенно напоминающее «варяг» слово «вэрингьяр» (имен. падеж множ. числа), из которого лингвисты до сих пор затрудняются хотя бы искусственно смоделировать именительный падеж единственного числа. Больше того, «вэрингьяр» упоминается в древнесеверных источниках как «наемные телохранители византийских императоров», как правило называвшие сами себя «русами» по происхождению, а не «норманнами» или «свеями».
Тем не менее это не смутило Байера, заложившего основу так называемой «норманнской теории» происхождения государственности на Руси. Тогда и в последующие два с половиной столетия гипотеза Байера нашла поддержку эрудитов как из числа герма-ноязычных же ученых (Г. Ф. Миллер, А. Л. Шлёцер, И. Э. Тун-ман, X. Ф. Хольманн, К. X. Рафн, А. А. Куник, В. Томсен, Ф. А. Браун, Т. Я. Арне, Р. Экблом, М. Р. Фасмер, А. Стендер-Петер-сен) в России и за рубежом, так и среди русскоязычных (Н. М. Карамзин, В. О. Ключевский, М. Н. Погодин, А. Л. Погодин, А. А. Шахматов, В. А. Брим, А. А. Васильев, Н. Г. Беляев, В. А. Мошин, В. Кипарский). А патриотический запал М. В. Ломоносова, С. П. Крашенинникова, как и нестандартные по форме сочинения Ю. Венелина, дали повод норманнистам обвинять этих и последующих аитинорманинстов в том, что их сочинения — всего лишь плод патриотических настроений или хуже того — фантазия дилетантов.

В итоге продолжающихся все же дискуссий сложились мощные, живые и поныне «норманнская» и «антинорманнская» школы. И хотя большинство авторов утверждают, что эти школы-течения — понятия прошлого, в действительности же они — действующие и воинствующие, в том числе и в наши дни.

Нужно сказать, что и среди называющих себя антинорманнистами значительная часть соглашается с тезисом норманнистов о том, что варяги — скандинавы, однако не принесшие государственность на Русь, а лишь игравшие некоторую политическую роль наемников при княжеских дворах и ассимилированные славянами.

Правильнее будет назвать антннорманнистами только тех, которые в объективных поисках фактов нашли и отстаивают свидетельства того, что варяги и тождественные им русы — славяне. К таковым столетие назад относились ведущие антинорманнисты С. А. Гедеонов и Д. И. Иловайский, а еще раньше — Александр Васильев, опубликовавший книгу «О древнейшей истории северных славян до времен Рюрика и откуда пришел Рюрик и его варяги», но по иронии судьбы так и остающийся поныне незамеченным всеми.

А в наши дни к научно обоснованным выводам пришли независимо друг от друга лингвист П. Я. Черных, историки В. Б. Вилинбахов и А. Г. Кузьмин, причем последние двое выводили варягов из западных славян южной Прибалтики — от венедов Поморской Руси (Померании).

ЭКОЛОГИЯ ВАРЯГОВ-РУСОВ

Мне представляется, что толковать древние тексты можно, лишь привлекая данные многих наук. Не только ономастики (науки об именах собственных) и не только через голые лингвистические выкладки, иногда пропуская их для «необходимой переплавки» через пласт иноязычных народов, как это делают многие филологи, а главным образом путем выяснения этимологии этих имен собственных из языков местных, бывших, современных изучаемой эпохе народов, и соответствия их экологии.

Важную контрольную задачу несет, например, археология. Советские археологи за полвека раскопок проделали гигантскую работу в Приднепровье и в Новгороде; с 1966 года много лет подряд экспедиция А. Ф. Медведева копала также в Южном При-ильменье — в Старой Руссе.

Теперь мы знаем из сводных сопоставимых данных, что в IX, может быть, даже в VIII в. н. э. сквозь пласт балтийских (пралитовско-пралатышских) и финно-угорских племен, занимавших соответственно первые — полосу от низовий рек Неман и Западная Двина, между верховьями рек Ловать и Днепр и до верховий реки Оки, а вторые — все земли севернее, вплоть до берегов Северного Ледовитого океана, и восточнее, до границы Евразии, — пробились и осели в верховьях бассейнов Днепра, Волги и вокруг Приильменья славянские племена.

Нас сейчас интересует версия о призвании варягов, а призвали их в Новгород. Проследуем в Приильменье и посмотрим, какова экология новгородских земель. Как и тысячу лет назад, это озерно-болотный край. По области разбросано около тысячи больших и малых озер, в которых водится 40 видов рыб, причем самое крупное озеро расположено на западе — Ильмень.

Название это общеславянское, хотя обычно относимое лингвистами к южнорусскому или польскому. Правда, находятся норманнисты, которые утверждают, что со скандинавских языков «иллмэни» означает «злые люди, негодяи», истолковывая это так, что местные обитатели были злобны в отношении плававших там скандинавов, и те так назвали озеро. Не объяснили здесь эти норманнисты только самого главного: почему же местные племена, финно-угорские ли, славянские ли, приняли это оскорбительное или вовсе непонятное для них название, данное проезжими бродячими дружинами не столько купцов (ибо и выбор предлагаемых из Скандинавии товаров был предельно скуден), сколько грабителей, а не имели еще до появления здесь скандинавов своего, понятного им всем названия. Неужели и на это были неспособны аборигены?

Заметим здесь же, что древнерусские тексты сохранили и другие названия Ильменя, также славянские — Мойское море и даже... Русское море! В это «море» впадает 50 рек, а вытекает одна — Волхов, тот самый проток, который через Ладожское озеро, или Нево (финское — «болото»), в конечном счете соединяет Ильмень с Балтийским морем. Известно, что уровень вод прежде был, по письменным источникам, да и по оценке гидрогеологов, значительно выше, а нынешние речушки-ручейки (например, Саватейка, Псижа и Перехода) были полноводными.

Новгород впервые упоминается в летописях под 859 годом, причем как город словенов. Если мы сравним экологию всего Приильменья, то должны заметить, что при всех прочих равных условиях с самого начала заселения словенами Приильменья неоспоримое преимущество перед Новгородом имело южное Приильменье. При тех же водных путях, одинаковых почвах, климате, заболоченности и составе флоры и фауны южное Приильменье имело два стратегически важных плюса.

Во-первых, речной путь с волоками соединял именно бассейн Ловати с Западной Двиной, Волгой и Днепром, открывая таким образом выход в Балтийское, Каспийское и Черное моря; а из Волхова, на берегах которого расположился Новгород, еще нужно преодолеть бурное «море», то есть озеро Ильмень.

Во-вторых, — и это главнейшее достоинство вообще перед всей северной Русью, а также перед финно-угорскими землями и всей Скандинавией раннего средневековья — в южном Приильменье били из-под земли естественные соляные источники, дающие в руки туземцев «золото раннего средневековья» — соль, «валюту всех времен», значительно более необходимое средство для жизни, чем, например, янтарь в восточной Прибалтике.

Чтобы яснее была значимость этих преимуществ, напомним, что великий торговый речной путь, существовавший по сведениям арабских источников в IХ—Х вв. н. э. из Каспия по Волге, пролегал далее в Балтику через Западную Двину или Днепр (опять же далее через Западную Двину), вовсе не нуждаясь для своего торгового обмена в бассейне Ильмень-озера. Если не считать одного из важнейших товаров — соли, качественнейшей соли, монополистом которой была Русь!

А если бы торговый путь из Скандинавии в Византию, будто называемый «путь из варяг в греки», действительно проходил по рекам Восточной Европы, то его маршрут был бы в два раза короче и каждый из них всего с одним, а не с двумя волоками меж бассейнами рек. Вот эти варианты: по Висле — Бугу и Припяти — Днепру в Черное море или же по Западной Двине — Лучесе и Днепру в Черное море!

Открытие археологами летом 1972 года каменной крепости у впадения реки Волхов в Ладожское озеро, о которой, например, Ипатьевская летопись под 1114 годом сообщала: «В этот год Мстислав заложил Новгород размерами более прежнего. В этот же год заложена была Павлом посадником Ладога камнем на присыпке из песка», подтвердило наличие мощного славянского форпоста на севере на месте прежде деревянной крепости, по существу, замыкавшего и делавшего безопаснее от пиратов «путь из варяг в греки», то есть торговый путь самих славян по своим землям в Византию, а не скандинавов через пласты финно-угорских н славянских племен.

Да и традиционные товары, продаваемые русами в Византии, свидетельствуют в пользу славян: в Царьград доставлялись меха, мед и воск, а также рабы (пленники, захваченные в стычках со степными кочевниками). Неужели скандинавы доставляли рабов из Скандинавии или отправлялись на торговлю, еще не имея товара, — надеясь захватить живой товар в боях, пробиваясь через гущу народов?! В Царьграде тюрки-кочевники продавали в рабство славян, русы — тюрков-кочевников, скандинавы в числе этих товаров там не значились.

Теперь о соляных источниках и соли. В древности по всей Восточной Европе соль для питания населения поставлялась: для Галицкой и Киевской Руси — из Прикарпатья (Коломыя, Пере-мышль, Удеча, Бохни и Величка), для крайних северных финно-угорских племен — с берегов Белого моря (соль-морянка), для прибалтийских племен и кривичей — из местных незначительных источников, отчасти морская.

Особое положение с самого начала расселения славян в При-ильменье заняла соль, добываемая из местных, бьющих из-под земли, рассолов. Не может быть и того, чтобы это богатство не было промышленно и торгово освоено местными финно-угорскими аборигенами еще до прихода сюда славян. Совершенно очевидно, что пришедшие сюда в VIII или в первой половине IX в. н. э. словене, не знавшие искусства солеварения, освоили его и стали развивать соляной промысел, руками ли местного населения, захватив в свои сбыт-продажу, или же взяв в свои руки у финно-угров и само солеварение.

У слияния рек Полисть и Порусья возник или развился на месте имевшегося финно-угорского поселения город солеваров Руса. Солеварение с тех пор именовалось «русское хозяйство» (то есть «хозяйство рушан», как назывались жители этого города, согласно письменным свидетельствам разных народов, в течение всего прошедшего тысячелетия и называются ныне, в современном городе Старая Русса).

Тут в самый раз обратить внимание на этноним «рус». Часть историков (например, В. О. Ключевский, Е. А. Рыдзевская) склонны видеть в этом термине даже не столько этническую, сколько социально-экономическую характеристику более дородной, родовитой части общества Руси. И они правы.


ИЛЬМЕНЬ-ОЗЕРО — ВАРЯЖСКОЕ МОРЕ

Изучая писцовые книги Новгородской земли и позже опубликованные сводные списки селений и описаний их экологии и занятий в них населения, я увидел интересные уцелевшие, но оставшиеся вне внимания исследователей сведения о названиях больших частей Приильменья, которые помогают, опираясь на диалекты народного русского языка прошлого, успешно продолжить дешифровку цитаты из Начальной летописи. Так, обширная болотная равнина к западу и юго-западу от Новгорода, тянущаяся от реки Веряжа до реки Луги (на границе с нынешней Ленинградской областью), издревле носила название Заверяжья. На юго-западной окраине Заверяжье заканчивалось селением Веряжа (в трех километрах северо-западнее села Буреги), иногда, вероятно, по инициативе каких-то начитанных картографов нового времени, обозначаемое на карте как Варяжье (!), равным образом как там тем же названием Варяжья обозначается никогда не имевшая в прошлом такого названия река Саватейка. Но западный и юго-западный берег Ильмень-озера в русских письменных источниках средневековья все же именовался Варяжским, или Веряжским берегом!

Но если тот же М. Фасмер выводит все варианты «варяжа» из «варяг», видя от них множественное число в древнескандинавском «вэрингъяр», то В. И. Даль, не подверженный никаким геополитическим тенденциям, приводит как пример живого велико-русского языка слово «варяжа" — «заморская сторона», которое я далее в ряду моих рассуждений могу удовлетворительно привязать к объяснению всей гипотезы о варягах-русах как «береге солеваров» южного Приильменья: для Новгорода вся сторона Заверяжья (за рекой Веряжа, начинающаяся западнее — юго-западнее современного города Новгорода, всего в пяти минутах езды на автобусе), как и весь западный и юго-западный берег «моря», была «заморской стороной»!

Я настойчиво утверждаю здесь также форму «веряжа» — «варяжа» и как имевшую отношение к понятию рабочей спецовки важнейшего, «русского хозяйства» всего Приильменья — солеварения. «Веряжа» — «варяжа» — «варега» — «варежка» из толстой крапивной, льняной ИЛИ конопляной ткани (посконь) была обязательной принадлежностью солевара для работы с раскаленной жаровней варницы, на которой выпаривалась соль, а для льноводов Заверяжья эта спецовка была основным заказом солеваров. И само слово «веряжа» — «варяжа» — «варега» — «варежка» произошло именно из Приильменья в тесной привязке к древнему слову солевар — варяг.

В 1960—1980-х годах я промоделировал 17 маршрутов варягов-русов. Из них волоковые — из бассейна Ильмень-озера в бассейн Западной Двины (тому есть шесть подтверждений гранитными крестами); из бассейна Ильмень-озера в бассейн Волги (один гранитный крест); из бассейна Волги в бассейн Днепра; из бассейна Западной Двины непосредственно в Днепр. Особые «тайные пути русов» шли в Табаристан (Персия) и в Бердаа (степной Карабах) из Днепра, минуя... Черное море, в бассейн Азовского моря, а из него, минуя... Волгу — в Каспийское море: неразгаданная хазарами, персами и арабами («русы, как стаи саранчи!» — писали они) модель налетов.

Руса, как район, насыщенный соляными источниками, имела немалые помехи своему разрастанию как многолюдного города именно из-за местонахождения на «островах» — «холмах» — «ве-ретиях». Выросшая на варке соли и на торговле ею, экономически сильная верхушка южноприильменских словен, носившая поэтому гордое самоназвание русов, что нашло свое отражение также в топониме Руса, в топонимах окрестностей (Околорусье, Русье, ИЛИ Ручье), в гидронимах (Порусья, две реки Русская, Русское море — об Ильмень-озере и др.), в то же время за свои отличавшие их от всех окружающих словен хозяйственные занятия солеварением — основы их дородности — получила от остальных словен название варяги.

Родственные единоплеменники жили, однако, по разные стороны озера — Мойского, или Русского моря, которое с тем же правом мы можем называть Варяжским морем. Не Балтийское море было Варяжским, а Ильмень-озеро! Варяги вели торговлю солью среди единоплеменников-словен, в том числе и с новгородцами, а также с финно-уграми, далее на север, восток, юг и запад. И конечно же, располагая хорошей дружиной для охраны своих торговых караванов — сухопутных ли, речных ли, — они, как и все прочие славяне, не отказывались получить дополнительный доход наложением дани на захваченных врасплох единоплеменников или иноплеменников.

В противоположность четкой социальной организации в Русе, в Новгороде, разросшемся и с сильным вече, избыточные свободы не дали возможности обществу нормально экономически и социально функционировать. И новгородцы, после периода смут и невозможности своими силами и общественными институтами навести порядок, вынуждены были призвать к себе править тех, которых ОНИ ХОРОШО ЗНАЛИ! Вряд ли они обратились бы, например, к венедам Поморской Руси в далекой южной Прибалтике, как вряд ли стали бы искать безвестного им князя за Балтийским морем, где толком еще и государства не было.

Образец порядка являли им соседи, бывавшие у них ежегодно по многу раз — и как торговцы солью, и как дружины со своим предводителем, жаждущие получить дань в дополнение к своим богатствам и дородности. Новгородцы обратились к предводителям соседей варягов-русов, живущих за Варяжским морем, и этими предводителями оказались словене Рюрик с его братьями.

Рюрик — имя чисто славянское. Оно означает «сокол-ререг», то есть «сокол малой породы». Не случайно в родовом знаке Рюриковичей присутствует символ ререга — сокола. Тем более славянские имена — Синеус и Трувол (есть в некоторых списках и такое написание, помимо Трувор в других списках).

Но чтобы удержаться при вечевой вольнице в Новгороде у власти, Рюрик вынужден был привести с собой из солеваренной, варяжской Русы дружину солеваров-русов, то есть варягов. Впоследствии, уже при преемниках Рюрика, тот факт, что Рюрик и его дружина (русы) были варягами (солеварами), нанятыми для наведения порядка в Новгороде, политически трансформировал этимологию варяга из солевара также и в наемника, наемного дружинника. А так как и последующие князья-рюриковичи могли удержаться у власти в Новгороде и на других, подчиненных им землях Восточной Европы, лишь опираясь на наемников, которых они набирали уже не только в Русе, но и отовсюду, откуда они приходили, в том числе ближних и дальних финно-угров, а также скандинавских бродяг-эмигрантов, то «варяг» политически означал уже «наемник».

Руса, как мы отмечали выше, не могла расшириться по природным причинам и отставала в росте от Новгорода. Она утратила характер политически и экономически совершенно независимой единицы, превратившись в вотчину новгородских князей-рюри-ковичей. Новгород же в силу этого обстоятельства и укрепления феодальной верхушки в городе и в подчиненных ему землях (вероятно, стараниями выходцев-русов из социальной верхушки Русы) политически окреп и захватил главенствующее положение не только в Приильменье, но и далеко вокруг. Термин же вотчины Рюриковичей Руса и знати русов утвердился как основа государственного названия Новгородской, Карпатской и Киевской Руси.

А тот факт, что позже, столетие спустя, в составах посольств Киевской Руси преобладали люди со скандинавскими, а не славянскими именами и что, как мы знаем из сообщений византийского императора Константина Багрянородного, пороги на Днепре имели каждый по два названия — славянское и скандинаво-язычную кальку с него, — не отрицает, а, наоборот, подтверждает мои выводы о последующем, в X веке, вытеснении славянских варягов-русов другими, иноязычными, в данном случае именно скандинавскими наемниками, приобретшими славянские соционимы, как «варяги», так и «русы». Так было выгоднее славянским князьям для укрепления единоличной власти!

Произошла и еще одна трансформация «варягов», не политическая, а бытовая. После времен Рюрика варяги (солевары из Русы) вели торговлю солью далеко от Приильменья, и там повсюду термин «варяг» употреблялся не как солевар, а практически как торговец солью, как офеня, меняющий соль на другие товары. Споры норманнистов и антинорманнистов о роли «варягов-скандинавов» не дошли до простого народа севера Европейской России. И первичное, раннего средневековья понимание варягов там повсеместно уцелело до середины XIX века, когда В. И. Даль собирал материалы для своего «Толкового словаря живого великорусского языка». Там «варяг» остался в значении «офеня, коробейник, щепетильннк, меняющий мелочный товар на шкуры, шерсть, щетину, масло, посконь и др.».

Даль не указывает, какой товар предлагает «варяг». Но мы можем добавить здесь, что солеварение в Русе продолжалось в течение не менее тысячи лет и на выпаривание соли были изведены все окрестные леса, превратив Околорусье н Варяжский берег в голую степь; что последний крупный солеваренный завод в Старой Руссе (так стала именоваться Руса с XVII века, когда возникли на Новгородчине две Новых Руссы, причем с XVIII века все три с двумя «с») существовал здесь до 1871 года; что Соль Камская оказалась в составе Руси лишь с конца XV века и дешевая каменная соль продавалась в России лишь с XVI века.

Не мое дело советовать, но, наверное, рушанам, как и ныне зовутся жители этого города, правильнее иметь свое древнее историческое название Руса, давшее имя родине восточных славян. Ведь не стала Москва именоваться Старой Москвой только потому, что в Западном полушарии появились столетне назад другие города с названием Москва!

РУСА — ПРАРОДИНА РОССИИ

В завершение истолкую цитату из летописи в переводе на современный русский, чтобы ни одна строка там не оставляла сомнения в сути моей гипотезы:

«В 859 году взимали дань варяги из заморья с чуди и с словен, с мери и с всех кривичей, а хазары брали с полян и с северян, и с вятичей, — брали по серебряной монете н по белке с дыма.

В 860, 861 и 862 годах изгнали варягов за море (озеро Ильмень), и не дали им дани, и начали сами по себе править; и не было у них порядку, и пошел род на род, и были у них усобицы, и воевать начали сами против себя. И решили они сами между собой: «Поищем себе князя, чтобы владел нами и судил по закону». И пошли за море (озеро Ильмень) к варягам, к руси, как зовут сами себя те варяги; Русь — это тоже дружеское самоназвание, как дружески зовут себя норманны, англичане, дружески же готы; так и эти. И сказали в (городе) Русе чудь, словене и кривичи: «Вся земля наша велика и обильна, а порядка на ней нет; пойдемте княжить и владеть нами». И собрались три брата с семьями своими, сами возглавили всю знать и пришли. Старейший Рюрик сел в Новгороде, другой — Синеус — в Белоозере, а третий в Изборске — Трувол. От них и прозвалась новгородская земля Русская, люди-то новгородские тоже из рода варяжского, прежде именуемого словене. Через два года Синеус умер, затем и брат его Трувол, а Рюрик принял всю власть, и роздал дружинникам своим города: этому Полоцк, тому Ростов, другому Белоозеро. И в тех городах стали находиться варяги; а первые насельники в Новгороде словене, в Полоцке кривичи, в Ростове меря, в Белоозере весь, в Муроме мурома, и теми всеми владеет Рюрик...»

Как видим из этого текста, Руса с полным правом может считать себя названной в Начальной летописи по собственному имени и принимающей с челобитной новгородских парламентеров уже в 862 году и, следовательно, считать себя ровесницей рождения Руси-России в том же 862 году, а не с 1167 года, как все считали до этого в соответствии с прежним пониманием летописи. Я предлагаю, таким образом, узаконить возраст Русы еще на 305 лет старше!..

Итак, первые варяги, они же русы, — южноприильменские словене. Став правящей верхушкой призвавшего их Новгорода, они вновь слились в родном племени словенов. Потомки Рюрика, желая надежно опереться на преданную только им силу, чтобы противостоять капризам сильного новгородского вече, продолжали содержать неновгородскую, но теперь уже и не русскую, в смысле не рушанскую (то есть не только из Русы), а наемную дружину, собранную из разных бродяг, способных носить оружие и воевать. Так как и сами варяги-русы IX века во главе с Рюриком тоже были наемной силой, то термин «варяг» политически трансформировался, перейдя на любой наемный элемент. А в племенах лесных глушей севера европейской Руси сохранилось исходное для них значение «варяг» — коробейник, меняющий соль на указанные у В. И. Даля товары.

Посетите землю наших далеких предков варягов-русов. В Новгороде не пропустите Кремль-Детинец с его Софийским собором 1045—1050 годов и другими древними культовыми постройками. Осмотрите там же исторнко-архитектурный музей-заповедник и напротив входа в здание музея и областной библиотеки — замечательный памятник «Тысячелетие России», созданный в 1862 году художником Михаилом Осиповичем Микешиным и скульптором Иваном Николаевичем Шредером. На памятнике 129 фигур, его высота около 15 метров, вес бронзового литья 65 тонн.

Обратите особое внимание на центральный персонаж южной, откуда и пришли править новгородской Русью варяги-русы, стороны памятника — на Рюрика, стоящего в полном облачении воина варяга-руса. Конечно, скульпторы именно так представляли себе варяга-«скандинава». Но его суровое лицо, кольчуга, шлем, меч, звериная шкура на плечах как нельзя лучше характеризуют трактуемый мною образ физически здорового, рослого древнерусского солевара и волевого купца-воина, с оружием в руках везущего водным или сухопутным транспортом и прода ющего свой товар — соль! Ныне ведь и раскопки подтвердили, что варяг с Варяжской улицы Великого Новгорода, где археологами найдены свидетельства торговли солью, солониной, и есть прежде всего СОЛЕВАР!

Рейсовый автобус, идущий отсюда на Старую Руссу (96 км), за два часа доставит вас в город древних солеваров. По пути через безлесную равнину вы увидите собранные в кучи на краях полей еще первыми землепашцами-льноводами более тысячи лет назад огромные гранитные валуны, а в селе Буреги — бьющие с шипением из известняковой стены над рекой Псижа соляные струи (бурили, ища нефть, но наткнулись, как и повсюду здесь, на подземное соленое озеро).

В Старой Руссе много древних культовых памятников: Спасо-Преображенский монастырь XII века, церковь святого Мины XIV века, но наибольший интерес представляют соляные фонтаны бальнеогрязевого курорта и небольшой, но замечательный историко-краеведческий музей в помещении Никольской церкви 1710 года. Благоустроенная гостиница «Полисть» в центре города, а также турбаза на окраине города обеспечат вас удобным ночлегом. Если вы захотите повидать легендарные места Железного острова, где будто бы собиратели пошлины варяги-русы преграждали цепью путь судам, то отправьтесь на пароходе во Взвад (два часа плавания по Полисти и Ловати) — в древний рыбацкий поселок, где еще во времена Рюриковичей были княжеские охотничьи угодья и рыбные тони.

Приильменье совсем не глухой угол. Здесь почти не осталось прямых потомков древнего местного населения: то литовские, то польские, то шведские, то московские великокняжеские рати, то немецко-фашистские оккупанты вторгались на эти «острова» среди болот, озер и лесов и опустошали, истребляя почти поголовно население. Но соляные рассолы, рыбные тони, охотничьи угодья и древние, распаханные после очищения от валунов поля и тучные пожни манили сюда вновь и вновь людей. А реки и озера, села и города носят те же названия, что и тысячу лет назад, когда здесь зародилось наше Русское государство...

ГЕНРИХ АНОХИН
Я не историк, - я только учусь!..
Аватара пользователя
vijr
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован: 19 янв 2015, 11:42

Re: Рюрик — солевар из Старой Руссы

Сообщение MucmepX » 09 янв 2016, 19:09

vijr писал(а):Генрих Иосифович Анохин. Выдвинул гипотезу происхождения государства на Руси (Рюрик — солевар из Русы).
Анохин Г. Рюрик – солевар из Русы.//Генрих Анохин/ «Мир путешествий». – 1995. - №5. – С.9-13.

...Руса, в топонимах окрестностей (Околорусье, Русье, ИЛИ Ручье)...

...обширная болотная равнина к западу и юго-западу от Новгорода, тянущаяся от реки Веряжа до реки Луги ... издревле носила название Заверяжья...

Тогда логичнее предположить, что варяги имеют отношение к Заверяжью (Поверяжью ), а не к Околорусью (Порусью).

Изображение
Аватара пользователя
MucmepX
 
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 31 дек 2015, 07:45


Вернуться в Новгородчина

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron